TOP-100 за месяцСделать домашнейДобавить в избранное

                     

Новокузнецк

 

 

Общество

 
 

Происшествия

 
 

Культура

 
 

Наука и образование

 
 

Власть и городское хозяйство

 
 

Экономика и промышленность

 
 

Спорт

 
 

Другие новости

 

 

В России

 
 

В Мире

 
 

Общество

 
 

Шоу бизнес

 
 

Ночная жизнь

 
 

Интернет и компьютерная техника

 
 

Игры и програмное обеспечение

 
 

Авто и мото

 
 

Военная техника

 
 

Наука и техника

 
 

Образование

 
 

Происшествия

 
 

Культура

 
 

Политика

 
 

Экономика

 
 

Спорт

 
 

Медицина и экология

 
 

Прочее

 

 

Репортаж. Комментарий

 
 

Разное и интересное

 
 

Архив

 

 

Служба новостей РЦТК

 
 

Все новости

 
 

Форум

 
 


               18.08.2006 15:58 Новокузнецк: Разное и интересное

 

ВЕРТИКАЛЬ ЗАПУТАЛАСЬ В СЕТИ

 


Анархисты дали ответ XXI века на полицейскую логику XIX



Когда этой весной я узнал, что сотрудники 18-го отдела питерского УБОПа интересовались мной на предмет саммита «Большой восьмерки» в Петербурге, я очень развеселился. Развеселила меня стереотипная реакция: люди обычно думают, что если человеку 40 лет и он все еще анархист, а остальным анархистам 18, 20, 22, 25, то, значит, 40-летний — это «главный анархист». Ну откуда ментам понять, что главных анархистов не бывает?

А еще веселился я потому, что понял: убоповцы напали не на тот след. Я не собирался быть главным организатором уличных анархических акций против саммита и не был им. Более того, сейчас я раскрою страшную тайну: у успешных и, не побоюсь этого слова, блестящих анархических акций, проведенных в Питере в дни саммита, главных организаторов не было вообще.
Но акции состоялись, да еще как: мы, анархисты, были, похоже, единственными из всех протестующих, кто успевал опередить милицию и спецслужбы, особенно если учесть нашу массовость.
Это были не пять-шесть проверенных бойцов НБП, а 50, 20, 100 человек, которые выступили в разных концах Питера в течение одного дня 16 июля. Перекрытие Невского проспекта у гостиницы «Рэдиссон», антивоенный пикет на Малой Конюшенной, в двух шагах от Дворцовой площади, демонстрация Армии клоунов анархо-бунтарей на Васильевском…
Почему это нам удалось? Может быть, нас не снимали с поездов? Не задерживали превентивно? Снимали. Задерживали. Собственно, первыми, кто перед саммитом был арестован и посажен на несколько суток по надуманным обвинениям, были питерские анархисты. Но мы все равно сделали это. Потому что мы — сеть. Сеть против «Большой восьмерки».
Все, кто хотел испортить питерский праздник «группе восьми» (либо кому-то одному из этой группы, хотя у нас, анархистов, среди всех этих господ нет национальных и гендерных предпочтений), понимали заранее: все легальные попытки демонстраций, акций протеста и других форм свободного волеизъявления будут властью запрещены или сведены к постыдной клоунаде. На пресс-конференции в Питере я слышал из уст представительницы питерского «Мемориала» цифру: 25 запрещенных акций протеста в дни вокруг саммита. От друзей из «Команды правовой безопасности активистов Legal Team» я знаю о 400 случаях нарушений прав человека в те же дни. На общественных активистов была развернута настоящая охота.
Я сам столкнулся с этим 12-го вечером, когда вместе с женой садился в Москве в питерский поезд. В том же поезде — я знал это — ехали еще около 20 анархистов. Ко многим из них — и к нам с женой тоже — подошли сотрудники в форме и в штатском, проверили документы. «Это они. Они в списке», — кивнули друг другу штатский и «форменный», после чего задали вопросы о провозе запрещенных предметов и пропустили в вагон. Мы поняли, что это начало, и в Питере при высадке немножко схитрили. И потому нам удалось избежать нового свидания с органами. Шестерых из нас все-таки взяли и отвели в линейный отдел при вокзале. Если бы не адвокат, о котором анархисты позаботились заранее, возможно, список превентивно арестованных на 10 суток пополнился бы.
В любом случае мы чувствовали повышенное внимание. Это были и хвосты за кем-то из нас, это были и дурацкие звонки на мобильники от лица якобы антиглобалистов и, кстати, якобы корреспондентов «Новой» с попытками узнать точное время и место проведения акций, и вообще над городом висела атмосфера полицейщины — в частности, в районе стадиона имени Кирова, где проводился Российский социальный форум, в котором многие из нас собирались участвовать.
Обнаружив, что питерские организаторы Соцфорума не держат слова и проводят регистрацию участников по паспортам, многие анархисты тут же развернулись и были таковы. Где они потом собирались, как договаривались, как придумывали свои акции, как звали на них журналистов и как смогли оставить все это в тайне до поры до времени, история об этом умалчивает.
Понятно одно: централизованные структуры различных левых партий смогли вывести на демонстрацию в Питере 15 июля не более 250 человек. Вполовину меньше участников Соцфорума митинговали за закрытыми воротами стадиона Кирова в тот же день. 15 или 20 человек приняли участие в акциях НБП 16-го. И примерно 170 анархистов и анархисток из разных городов, разных стран, разных идеологических и профильных групп (эко-анархистов, панк-анархистов, анархистов—участников антивоенного движения, анархистов—участников движения FrontAIDS и разных других) вышли на улицы, ведомые абсолютно децентрализованной, лишенной иерархии и вообще временной по своей природе сетью против «Большой восьмерки» (СПБ8, http://spb8.net).
Во всех трех случаях (Невский, М. Конюшенная, Васильевский о-в) анархисты сначала проводили акцию и только потом сталкивались с разгоном, насилием, судебными репрессиями (только 16 июля в Питере было задержано около 80 участников анархических акций), но милиции и спецслужбам не удалось предотвратить наши мирные протестные действия.
Во-первых, мы давно не строим легалистских иллюзий. Если власть запрещает все акции подряд всем подряд протестным сообществам, значит, мы просто не будем просить разрешения. Мы в своем праве. В конце концов, Всеобщая декларация прав человека и Конституция РФ важнее решений администрации СПб и Ленобласти.
Во-вторых, у нас действительно нет главных. Там, где они есть, их можно подкупить, напугать, временно изолировать. И мы знаем: все это делалось и делается сотрудниками органов подавления. Но анархисты и анархистки, прошедшие школу неавторитарных отношений, всегда находят творческий, оригинальный и эффективный способ обойти властные рогатки, даже если кто-то из нас лично был устранен с поля. Мы — вода, которая обтекает препятствия, мы — сеть, которой можно накрыть вертикаль, а можно площадь и которую можно развернуть в любом месте, в любое время. Мы — способ мышления и способ действия XXI века, который на всех континентах побеждал, побеждает и будет побеждать полицейскую логику века XIX.
Власти сами взрастили нас своими запретами. Мы выросли. И теперь мы действуем.

Влад ТУПИКИН,
участник сети против «Большой восьмерки», анархист




Источник: novayagazeta.ru

 



В рамках
ИРП "Хутор"
 
 

© ЗАО «РЦТК»

 
 При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на «NEWS.HUTOR.RU» обязательна.
Есть вопросы? т.335003, novosti.n@rdtc.ru.