TOP-100 за месяцСделать домашнейДобавить в избранное

                     

Новокузнецк

 

 

Общество

 
 

Происшествия

 
 

Культура

 
 

Наука и образование

 
 

Власть и городское хозяйство

 
 

Экономика и промышленность

 
 

Спорт

 
 

Другие новости

 

 

В России

 
 

В Мире

 
 

Общество

 
 

Шоу бизнес

 
 

Ночная жизнь

 
 

Интернет и компьютерная техника

 
 

Игры и програмное обеспечение

 
 

Авто и мото

 
 

Военная техника

 
 

Наука и техника

 
 

Образование

 
 

Происшествия

 
 

Культура

 
 

Политика

 
 

Экономика

 
 

Спорт

 
 

Медицина и экология

 
 

Прочее

 

 

Репортаж. Комментарий

 
 

Разное и интересное

 
 

Архив

 

 

Служба новостей РЦТК

 
 

Все новости

 
 

Форум

 
 


               09.12.2005 09:14 Новокузнецк: Разное и интересное

 

О справедливости и покаянии

 


"Пишет вам осужденный Шаболин Андрей Александрович. Может быть, кто-нибудь поможет мне найти ответ на вопрос: где искать справедливость?...

...Меня осудили по статье 105 часть 2 Уголовного кодекса российской Федерации к 14 годам лишения свободы, а в газете я читал, что одного молодого парня осудили к 12 годам лишения свободы за неоднократные насильственные действия и убийства малолетних девчат с 6-го по 9-ый класс. Не меньше трех девчат оказались в поле его зрения и стали жертвами его помысла. А я совершил убийство мужчины, которого до этого обманули, оставили без квартиры и без средств к существованию. Дочь этого мужчины живет в Новокузнецке и, наверное, прочтет эту статью. Она должна будет узнать, что это письмо написано об ее отце.
Я, хоть и молодой, но у меня тоже есть дети. Срок же, который мне дали, вряд ли позволит любимой женщине меня дождаться. Она осталась одна с тремя детьми, младший из которых болеет туберкулезом легких с самого рождения. А как матери троих детей прожить без супруга?
Так скажите, есть ли справедливость в наших судах? Насильникам маленьких детей дают сказочные срока: от восьми до двенадцати лет - учитывают смягчающие обстоятельства, берут во внимание то, что у них у самих есть дети и дают срок наказания самый минимальный.
А убил человека - получи на полную катушку. Убил по неосторожности, вызвал скорую, милицию, дал "явку с повинной", переживал за здоровье и жизнь пострадавшего - тоже на полную держи. Я болею туберкулезом, инвалид второй группы, полностью раскаялся в содеянном преступлении, давал в суде чистосердечные показания. И что из этого вышло? Да ничего. Запросили семнадцать лет строгого режима, дали четырнадцать. Никаких смягчающих обстоятельств не нашлось, чтобы назначить минимальный срок. Назначили столько, сколько не каждый здоровый человек сможет отбыть в колонии, не говоря уж об инвалидах по туберкулезу...
А самое главное, я хочу попросить через вашу газету у Карасенко Н. П. прощения. Простите меня, пожалуйста. Хотя сделать это вам будет очень трудно и тяжело, все-таки я прошу Вас простить меня."
***
Честно говоря, я долго не решалась отдать в печать это письмо из СИЗО-2. Думаю, что даже в сокращенном варианте оно вызовет далеко неоднозначные мысли и чувства не только у служителей Фемиды, но и у самых простых читателей. Все-таки убийство человека - слишком серьезное преступление, чтобы с ходу разделить точку зрения автора.
И смягчающие обстоятельства судом тоже, по всей видимости, были учтены - раз вместо семнадцати лет "дали" четырнадцать. Скорее всего, существовали какие-то причины и на то, чтобы не назначать более мягкое наказание. Но если осужденный считает, что приговор не справедлив и слишком суров, то он, конечно, должен отстаивать свои права и обращаться в Верховный суд, в Европейский суд по правам человека, наконец. Просто потому, что другого пути поиска справедливости нет.
Что касается насильников детей, то лично мне не доводилось сталкиваться со случаями, когда бы суд был к ним особо милостив. Другое дело, что сама статья 131 Уголовного кодекса предусматривает наказание от четырех до десяти лет лишения свободы за изнасилование "заведомо несовершеннолетней", от восьми до пятнадцати лет - за изнасилование "потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста". О том, что подобное наказание слишком мягкое, говорят и некоторые юристы, но подобными вопросами ведает законодатель. Мы можем только высказывать (что мы и делаем) свое мнение - пусть законодатель о нем знает...
Так, размышляя обо всем этом, я сомневалась, нужно ли публиковать письмо. Но все решил последний абзац с просьбой о прощении. Такие слова просто оставить в своем столе журналист не имел права.

Ирина Лавренова.





Источник: kuzpress.ru

 



В рамках
ИРП "Хутор"
 
 

© ЗАО «РЦТК»

 
 При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на «NEWS.HUTOR.RU» обязательна.
Есть вопросы? т.335003, novosti.n@rdtc.ru.