TOP-100 за месяцСделать домашнейДобавить в избранное

                     

Новокузнецк

 

 

Общество

 
 

Происшествия

 
 

Культура

 
 

Наука и образование

 
 

Власть и городское хозяйство

 
 

Экономика и промышленность

 
 

Спорт

 
 

Другие новости

 

 

В России

 
 

В Мире

 
 

Общество

 
 

Шоу бизнес

 
 

Ночная жизнь

 
 

Интернет и компьютерная техника

 
 

Игры и програмное обеспечение

 
 

Авто и мото

 
 

Военная техника

 
 

Наука и техника

 
 

Образование

 
 

Происшествия

 
 

Культура

 
 

Политика

 
 

Экономика

 
 

Спорт

 
 

Медицина и экология

 
 

Прочее

 

 

Репортаж. Комментарий

 
 

Разное и интересное

 
 

Архив

 

 

Служба новостей РЦТК

 
 

Все новости

 
 

Форум

 
 


               23.05.2006 13:20 Новокузнецк: Разное и интересное

 

О ЧЕМ НЕ ЗНАЛА 6-Я РОТА

 


Собственное расследование отца погибшего десантника



Полковник запаса Владимир Николаевич ВОРОБЬЕВ прошел Афганистан. В Аргунском ущелье погиб его сын Алексей. Отец Героя России провел собственное расследование обстоятельств гибели 6-й роты. Предлагаемый ниже текст — воссозданная им хроника последних двух дней, ставших для подразделения роковыми.

28 февраля 2000 года
104-й парашютно-десантный полк, выйдя на рубеж реки Абазулгол, закрепляется, чтобы, оседлав господствующие высоты, взять под контроль проход в Аргунское ущелье. Десантники окапываются тщательно: окопы были вырыты в полный профиль, организована система огня, которая позволяла полностью держать под контролем всю пойму. Не успели они закрепиться, как внизу, под высотой, был замечен передовой отряд боевиков, который пытался выйти к ущелью. Встреченный плотным автоматным огнем, он в спешном порядке отходит. Два раза повторяется атака, но укрепление оказывается настолько непреодолимым, что боевики откатываются, неся значительные потери. Важное замечание: с нашей стороны всего лишь один легкораненый.
По всей видимости, именно тогда Хаттаб принимает решение обойти позиции десантников по другому берегу реки. Тем временем командир полка полковник С. Мелентьев отдает приказ командиру 6-й роты майору Молодову: занять еще одну господствующую высоту — Исты-Корд под Улус-Кертом.
Это можно считать первой ошибкой командования: высота находилась на расстоянии более 14,5 километра от КПП. Таким образом, рота в условиях сильнопересеченной местности теряла связь с основными силами, лишалась возможности быстро получить подкрепление. И второе: не была проведена предварительная разведка. Вместе с подразделением на высоту отправляется сам командир первого батальона подполковник Марк Евтюхин.
Третий серьезный просчет. Выйдя из расположения первого батальона, рота сильно растянулась. Тем не менее Марк Евтюхин сообщает командиру полка Мелентьеву, что они уже ВЫШЛИ на высоту 776,0. На самом деле до нее они будут идти почти всю ночь, а первыми там окажутся разведчики во главе со старшим лейтенантом Алексеем Воробьевым. Только к 11 часам утра на высоту поднимается первый взвод роты. Медленно подтягивается второй. Третий так и не сможет достичь вершины: его сзади расстреляют боевики, когда окончательно замкнут кольцо.

29 февраля 2000 года
Пока на высоте бойцы готовили завтрак, разведгруппа Алексея Воробьева уже достигла подножия высоты Исты-Корд, где обнаружила первую скрытую огневую точку противника. Незаметно подобравшись к ней, они закидали ее гранатами. Завязался бой, возникает угроза окружения, и разведчики, среди которых есть раненые, начинают отступать к высоте 776,0. Чтобы поддержать своих, им навстречу выходят десантники вместе с майором Молодовым. Они вступают в бой, но от снайперской пули гибнет ротный. Вот так, неся раненых и убитого майора, бойцы отходят на высоту, а вслед за ними уже лезут боевики. Начинается сильнейший минометный обстрел.
Минометы били по высоте не только со стороны позиций боевиков, но и… из аула Сельментаузен, который находился в тылу шестой роты. Два 120-миллиметровых миномета! Они продолжали работать до тех пор, пока на высоту не вышли боевики.
Чувствуя, что силы неравные, комбат просит вызвать для огневой поддержки вертолеты. Через некоторое время над высотой действительно появляется пара МИ-24, но, так и не сделав НИ ОДНОГО залпа, они улетают. Как оказалось, в составе роты не было авианаводчика. Еще одна ошибка, последствия которой стали трагическими.
К просчетам командования относится и тот факт, что у радиста комбата не оказалось специальной приставки, которая шифрует переговоры в эфире. Таким образом, боевики знали, что происходит на высоте. Они слышали, как подполковник Евтюхин несколько раз обращался к полковнику Мелентьеву с просьбой о подмоге, на что каждый раз получал один и тот же ответ: «Марк, не паникуй, подмога будет…».
Но подкрепления рота так и не дождалась. Как и артиллерийской поддержки. Опять же вопрос: почему? Ответ на него до сих пор не найден. Непонятен и отказ полковника Мелентьева вывести танковую роту на огневую позицию, чтобы обстрелять наступавших боевиков. Уже потом, когда начнется так называемый разбор полетов, чтобы оправдать безынициативность авиации и артиллерии, будет придуман туман, который якобы помешал поднять в воздух фронтовую и армейскую авиацию. Видимо, «туман» помешал Мелентьеву обратиться за помощью к соседям-тулякам, к стоявшему неподалеку полку гаубичной артиллерии. Они слышали, что идет бой, запрашивали по рации: что происходит, не нужна ли помощь? Но все их предложения были отвергнуты. Почему?
А тем временем бой продолжается. Ситуация осложнялась еще и тем, что у бойцов не было тяжелого вооружения. Раненых тем временем прибавлялось, их сносили в небольшую ложбинку, чтобы при первой возможности эвакуировать, но этого не случилось: одна из мин, посланная боевиками, не оставила никого в живых. Только ночью, около трех часов, бой немного затих. Солдаты и офицеры, оказавшись в западне, продолжали верить, что командир полка не оставит их. И подмога пришла…
Это было похоже на чудо, когда под покровом ночи неожиданно на высоту вскарабкался майор Александр Доставалов, приведя с собой 14 человек подкрепления. Фантастическому броску майора до сих пор удивляются все, кто интересовался реальной картиной боя. Не дождавшись помощи от главных сил полка, Евтюхин вышел на связь с Доставаловым и передал только одно слово: «Выручай!». Этого было достаточно, чтобы броситься на помощь другу.
Справедливости ради следует отметить, что и Мелентьев высылал на подмогу подразделение в 40 человек. Разведчики, проделав семикилометровый марш по горной местности, вышли к подножию высоты 776,0, но, даже не попытавшись прорваться, отошли. Еще одна загадка: почему?
К сожалению, подкрепления хватило всего на пятнадцать-двадцать минут возобновившегося боя. В предрассветные часы 1 марта все было кончено: к 5 часам утра к высоте уже вышли элитные батальоны Хаттаба и Басаева «Белые ангелы».

Эпилог
По воспоминаниям оставшегося в живых старшего сержанта Супонинского, последний натиск боевиков они встретили только четырьмя автоматами: комбат, Александр Доставалов, лейтенант Алексей Кожемякин и он. Первым погиб Марк Евтюхин. Уже потом бандиты, захватив высоту, сложат пирамиду из мертвых тел, усадят на вершину командира, повесят ему на шею наушники от разбитой рации и всадят ему, уже неживому, еще одну пулю — в затылок.
Вторым умрет майор. И тогда Дима Кожемякин (до своего двадцать четвертого в жизни дня рождения он не доживет ровно одного месяца) прикажет старшему сержанту и подползшему рядовому Поршневу прыгать с почти отвесного обрыва. До последнего патрона он будет прикрывать своих солдат. Около 10 утра неожиданно проснувшаяся артиллерия наносит залповый удар неуправляемыми снарядами по высоте, где уже не было никого.
И это был шок для России. Но вопросы остались. Не сняты они и до сих пор.
Почему, отдавая приказ об овладении высотой Исты-Корд, не была проведена разведка? Две с половиной тысячи боевиков не могли появиться из ниоткуда.
Почему бездействовала фронтовая и армейская авиация?
Почему роту, уже попавшую в кольцо, не обеспечили более мощной огневой поддержкой артиллерии? Знал ли командующий Восточной группировкой генерал Макаров, что девяносто десантников почти сутки вели кровопролитный бой с превосходящими силами противника?
Во время встречи с семьями погибших ребят президент Владимир Путин был вынужден признать вину «за грубые просчеты, которые приходится оплачивать жизнями русских солдат». Тем не менее ни одна фамилия тех, кто допустил эти «грубые просчеты», до сих пор не названа.

Записал Юрий МОИСЕЕНКО




Источник: novayagazeta.ru

 



В рамках
ИРП "Хутор"
 
 

© ЗАО «РЦТК»

 
 При полном или частичном использовании материалов активная ссылка на «NEWS.HUTOR.RU» обязательна.
Есть вопросы? т.335003, novosti.n@rdtc.ru.